Ричард Дэвис: уникальный голос баса | Джазист | Тексты

Ричард Дэвис:
уникальный голос баса

Удивительно, что имя гениального басиста Ричарда Дэвиса всегда остается в тени прочих мастодонтов джаза. И как это вообще возможно, что ныне 93-летний Дэвис, который переиграл с несметным количеством знаменитостей в джазе, роке, поп-музыке и классической музыке (от Эрика Долфи и Сары Воэн до Брюса Спрингстина и Игоря Стравинского), сам так и не стал звездой? Новый автор «Джазиста» Мария Протасова разбирается в феномене басиста.

Басовый аккомпанемент Ричарда Дэвиса всегда безупречно чист. Его игра сильна технически и эмоционально, она излучает энергию и уверенность. Дэвис использует резкие, радикальные приемы во всем диапазоне контрабаса и много работает с ритмической интенсивностью музыки. Творческий и властный, но в то же время поддерживающий — вот каков голос его баса.

Мы зачастую ожидаем, что бас станет лишь ненавязчивым фоном для солиста, инструментом второго плана. Бескомпромиссный подход Дэвиса, при котором бас приобретает собственную яркую индивидуальность, покажется неожиданным для тех, кто мало знаком с подобным стилем.

Из того, что музыкант дал «фоновому» инструменту живой характер, совсем не следует, что он игнорировал свои обязанности аккомпаниатора. Да, сила и креативность всегда были его преимуществами. Но в аккомпанементе Дэвиса есть одновременно и утонченность, и устойчивость. Дэвис достигает нужного соотношения духа и интеллекта, что всегда на руку и солисту, и музыке.

Это умение басиста ценили очень многие его коллеги, причем самого разного жанрового толка, от поп-музыки до авангарда. Можно, пожалуй, сказать, что главная определяющая характеристика Ричарда Дэвиса — его универсальность: он способен справиться с любой поставленной задачей. В то время как некоторых артистов называют хамелеонами за их способность звучать «корректно», то есть сообразно принятым канонам и традициям жанра, Ричард Дэвис действует иначе. Он опирается на свой богатейший опыт и использует его. Его уникальный голос сияет, в какой бы музыкальной ситуации ни оказался — и, помимо чисто функциональной роли, добавляет звуку оригинальности и волнения.

Ричард Дэвис родился в Чикаго, штат Иллинойс, в районе Саут-Сайд [где в то время по обыкновению селились малообеспеченные чернокожие жители. — Прим. редакции] 15 апреля 1930 года. Ребенком он участвовал в семейном вокальном трио, пел басовые партии. В доме было много пластинок; Дэвис вспоминает, как постоянно спешил к «Виктроле» в подвале, чтобы послушать «Big Fat Mama» Лаки Миллиндера, «Romance in the Dark» Лил Грин, «Jelly, Jelly» Билли Экстайна и «After Hours» Эйвери Пэрриша.

За бас Ричард впервые взялся в возрасте пятнадцати лет — довольно поздно по меркам будущего профессионального музыканта. «Я был просто очарован этим звуком», — вспоминает он в интервью. Свою роль в выборе инструмента сыграла и робость подростка: «Бас всегда был на заднем плане, а я был застенчивым ребенком. Вот я и подумал, может, и мне понравится быть на заднем плане».

Начинающему тогда музыканту посчастливилось посещать школу Дюсабл Хай Скул. Сегодня это заведение знаменито тем, что выпустило огромное количество выдающихся музыкантов — среди них Нат Кинг Коул, Джозеф Джарман, Клиффорд Джордан, Мухал Ричард Абрамс, Джин Эммонс и многие другие. Легендарным педагогом школы был виолончелист Уолтер Генри Дайетт (он работал в Дюсабл с 1935 по 1962 годы). Методы его преподавания граничили с военным воспитанием — ранее он руководил оркестром пехоты Национальной гвардии Иллинойса. В те годы, когда Дэвис обучался в школе, уроки Дайетта также посещали один из будущих родоначальников рок-н-ролла Бо Диддли, фри-джазовый скрипач Лерой Дженкинс, басист Ронни Бойкинс, саксофонисты Джонни Гриффин, Джон Гилмор и Эдди Харрис.

Дайетт привлек Дэвиса к изучению как джазового, так и классического баса — иными словами, заложил основу его универсальности как музыканта. Тем не менее учиться у него было нелегко. «Методы у него были грубые, но действовал он из побуждений этакой жесткой любви», — вспоминает басист. Ученика это не сломило, тем более что он отличался чрезвычайной целеустремленностью. «Я не мог позволить себе низкую успеваемость, потому что я был чернокожим, и обстоятельства и так уже складывались против меня. А с моей дисциплиной и с муштрой Уолтера Дайетта вариантов, куда мне идти, не оставалось — только наверх, в число лучших учеников».

Плюсом было то, что школа Дюсабл вообще и класс Дайетта в частности уже в те годы имели репутацию «фабрики звезд». Из числа учеников и выпускников периодически набирали музыкантов в свои составы Дюк Эллингтон, Лайонел Хэмптон и другие бэндлидеры. На карьере Дэвиса такая отправная точка сказалась благотворно. В начале 50-х он, вдохновленный рассказами своего преподавателя о джазовых басистах Джимми Блэнтоне, Оскаре Петтифорде и Слэме Стюарте, и сам начал выступать с оркестрами и танцевальными ансамблями.

Важным эпизодом этих лет стало его знакомство с пианистом Сонни Блаунтом, который вскоре превратится в космического и интергалактического «папу» джаза Сан Ра. Дэвис так рассказывает об этой истории: «Когда я впервые встретил Сонни, а мои приятели пришли вместе с ним ко мне домой, он сказал: “Я не собираюсь брать тебя с собой на Луну, потому что ты еще не готов”». Сан Ра помог Дэвису научиться воспринимать музыку более глобально, на трансцендентальном уровне, и это видение станет центральным в последующих работах басиста.

Еще одним человеком, изменившим судьбу Дэвиса, стал пианист Дон Ширли (да-да, тот самый, о дружбе которого с водителем Тони Валлелонги сняли фильм «Зеленая книга»). С ним он познакомился через басиста Джонни Пэйтона, который играл у Ширли в трио. А Дэвис в те годы как раз присоединился к трио пианиста Ахмада Джамала. Ширли планировал отвезти свой ансамбль в Нью-Йорк, но Пэйт уезжать не хотел. Чтобы решить проблему, басисты провели рокировку: Пэйт присоединился к Джамалу, а Ширли увез Дэвиса в Нью-Йорк, где тот и остался на целых двадцать три года.

***

Нью-Йорк, где кипела джазовая жизнь и талантов было предостаточно, поначалу смутил молодого музыканта. Но вскоре он отыскал свое пристанище, и какое: в 1957 году он стал играть в бэнде Сары Воэн, а в последующие годы участвовал в записи четырех ее альбомов. Очень быстро профессиональная жизнь басиста наполнилась до отказа: в 60-е он играл в оркестре Тэда Джонса и Мела Льюиса, в ансамблях Джеки Байярда, Букера Эрвина, Элвина Джонса, Эндрю Хилла и даже Эрика Долфи. А в его дискографии тех лет — записи с Диззи Гиллеспи, Джо Хендерсоном, Стэном Гетцем, Дороти Эшби, Фэроу Сандерсом, Пэтом Мартино, Чарльзом Ллойдом, Джо Завинулом и кем только не.

Eric Dolphy
«Out to Lunch!»
(Blue Note, 1964)

Ричард Дэвис играет на пластинке Долфи «Out to Lunch!». Это канонический альбом для авангардного джаза 60-х и одна из последних записей великого саксофониста — спустя четыре месяца после работы над ней в студии он скончался, так и не дожив до выхода пластинки. Дэвис встретил Долфи случайно в метро в 1961 году. Басист как раз ушел из ансамбля Сары Воэн, и Долфи предложил ему прийти в клуб Five Spot поиграть с ним и трубачом Букером Литтлом. Дэвис приглашение принял — результат можно услышать на соответствующем альбоме. На «Out to Lunch!» поистине выдающийся состав: тут и трубач Фредди Хаббард, и вибрафонист Бобби Хатчерсон, и совсем еще молодой барабанщик Тони Уильямс. Сотрудничество с Долфи сильно отразилось на манере игры Ричарда Дэвиса — с ним она обрела какую-то особую абстрактность. В аннотации к альбому сам Долфи прокомментировал его игру так: «Ричард не играет обычные басовые партии. Он играет ритм своими партиями. Он уводит тебя за собой куда-то далеко».

Van Morrison
«Astral Weeks»
(Warner Bros, 1968)

Примерно в тот же период Дэвис много работает не только с джазовыми музыкантами, но и с артистами поп- и рок-сцены, включая Лору Ниро, Фрэнка Синатру и Брюса Спрингстина (он даже играет на одном треке альбома «Born to Run»). Басист стал чрезвычайно востребованным, у него появилось огромное количество дел и работ — всё часто сводилось к тому, что он приходил на сессию, почти ничего не зная о музыканте, с которым ему предстояло играть. Так получилось и с «Astral Weeks». До начала записи альбома они с Ваном Моррисоном даже не поздоровались — тот сразу ушел в отдельную звукозаписывающую кабинку, да так в ней и остался. По звуку — лютой смеси R&B, поп-музыки, блюза, фолка и джаза — и общей атмосфере об этом, впрочем, ни за что не догадаться. Синергия между Моррисоном и другими музыкантами, включая Дэвиса, перкуссиониста Уоррена Смита-младшего и гитариста Джея Берлинера, достигла такого уровня, что этот пьянящий фолк-трип возглавляет списки лучших альбомов вот уже более пятидесяти лет. Музыкальный критик журнала Rolling Stone Грейл Маркус назвал игру Ричарда Дэвиса «величайшим басом, когда-либо исполненном на рок-альбоме». Игра Дэвиса действительно поражает — его пульсирующий, сочный бас управляет этой музыкой.

Richard Davis
«The Philosophy of the Spiritual»
(Cobblestone, 1972)

В конце 60-х Дэвис приобретает уверенности и опыта настолько, что начинает записывать альбомы как лидер. Исследователи его творчества часто выделяют самый первый из них, классический хард-боповый «Heavy Sounds» (1967) — дуэт с барабанщиком Колтрейна Элвином Джонсом для лейбла Impulse!. Но, пожалуй, лучшим сольным альбомом Дэвиса стал всё же другой — «The Philosophy of the Spiritual». В паре с басистом Биллом Ли (отец режиссера Спайка Ли, композитор музыки ко многим фильмам сына) они играют то на басу, то на виолончели. Вместе с Чиком Кориа за фортепиано они создают великолепную музыку. Такой свежий и абсолютно необычный джаз, как «The Philosophy of the Spiritual» в начале 70-х, честно признаться, встречался довольно редко.

***

После бурных 60-х и 70-х карьера Ричарда Дэвиса вышла на иную траекторию. Вдохновленный памятью о Уолтере Дайетте, он и сам стал преподавателем. Висконсинский университет в Мэдисоне присвоил ему звание профессора истории джаза и комбинированной импровизации; в число его учеников входил, например, Уильям Паркер. В 1993 году Дэвис основал свой фонд для молодых басистов, который функционирует до сих пор и к сегодняшнему дню собрал внушительный штат преподавателей. Сейчас, когда Дэвису перевалило за девяносто, он живет в Мэдисоне, чуть-чуть преподает и продолжает работу с фондом. Правда, почти не выступает — одно из последних громких его появлений на публике в качестве исполнителя случилось в 2016 году в Париже, в рамках трибьюта Джону Колтрейну и под чутким руководством еще одного ветерана джаза Арчи Шеппа.

Ричард Дэвис разработал особый подход к басу, который благодаря его стараниям стал повсеместной музыкальной традицией. Его стиль бросил вызов общепринятым представлениям о том, что бас может делать в самых разных обстоятельствах и разном музыкальном контексте. Слушая и анализируя музыку Дэвиса, понимаешь, что басисты в принципе обладают невероятной палитрой звуковых приемов, которые всегда можно применить в определенное время, определенным образом — для того, чтобы создать свой собственный уникальный фон.


 

Об авторе

Мария Протасова

Большой любитель музыки и коллекционер джаза с медицинским образованием. Автор Telegram-канала the feeling of jazz.

1 комментарий

  • было очень интересно, спасибо👏👏👏

Jazzist в соцсетях

Архивы

Свежие комментарии