Anthony Braxton «10 Comp (Lorraine) 2022» (New Braxton House, 2024) | Джазист | Рецензии

Anthony Braxton
«10 Comp (Lorraine) 2022»
(New Braxton House, 2024)

Начиная с 2021 года композитор и мультиинструменталист Энтони Брэкстон чуть сбавил обороты в деле выпуска массивных релизов. В 2022-м у него вышел прекрасный одинарный альбом «Duet» с давнишним коллегой и помощником Джеймсом Феи, в 2023-м — «всего лишь» четырехдисковый «Four Compositions (Wesleyan) 2013» со швейцарскими академистами Рональдом Дахинденом и Хильдегард Клееб. Видимо, каникулы закончились — и поклонникам творчества музыканта необходимо вспомнить, как слушать десятидисковые боксы. Перед нами как раз такой релиз.

«10 Comp (Lorraine) 2022» вышел на собственном лейбле Брэкстона и документирует два состава с одной и той же концепцией. В первой части — она занимает шесть дисков — играет трио: сам маэстро на саксофонах и электронике, Адам Мэтлок (он был замечен у Брэкстона на «12 Comp (ZIM) 2017», а также на альбомах Ингрид Лауброк) на аккордеоне и с вокалом, а также трубачка Сузана Сантуш Силва (она очень активна в последние годы, можно вспомнить дуэт с Фредом Фритом или Fire!Orchestra). Этот состав отыграл европейский тур в 2021-м, и мы можем проследить, как менялась музыка на протяжении шести концертов. Вторая часть альбома, студийная, состоит из четырех дисков. Помимо бэндлидера, играют еще трое: вышеупомянутый Феи на саксофонах, а также контрабасисты Зак Роуден (известен по дуэту Tongue Depressor) и Карл Теста (давнишний участник проектов Брэкстона).

Итак, путешествие в мир серии композиций «Lorraine» начинается в Риге. Знакомый музыкальный язык Брэкстона с первых секунд обрамляется электроникой из синусоидальных волн, всё время находящихся на арьерсцене. Именно из-за них Брэкстон находит способ звучать свежо в наше время, когда, казалось бы, его приемы и манера игры досконально изучены не одним поколением импровизаторов и композиторов. Перемещаясь на следующем диске в Прагу, подмечаешь, что трио увереннее пробирается сквозь взаимодействия между друг другом и электроникой. Адам Мэтлок преимущественно играет на аккордеоне, но его голос время от времени меняет общее течение импровизации, отвлекая внимание на себя, пока Брэкстон и Сантуш Силва продолжают играть монофонические рисунки на духовых. Ульм (город в Германии) показывает группу как сформировавшийся юнит, сосредоточенный на материале. Немецкий сет погружает не только музыкантов, но и слушателя в более спокойное исследование композиции. Оно же продолжается в Лиссабоне, где трио сыграло на целых пятнадцать минут дольше — это самый длинный концерт тура.

Разбирая музыку на составляющие, нельзя не заметить две стратегии: исполнение либо тяготеет к мимикрии под электронику, либо вступает с ней в конфликт, почти не обращая внимание на трансформации синусов. Все три музыканта слушают «подложку» и пробуют найти свои звуки, которые, находясь в идиомах и рамках свободной импровизации, вдруг начинают расцветать и звучать иначе, чем подобные на многих релизах этого типа музыки. Не в этом ли вся прелесть задумок Брэкстона?

Пятый концерт состоялся в Испании, в Пуэрто-Реаль. Музыканты всё более обособляются друг от друга, играя смелее, но вместе с тем оставляют друг другу больше пространства. Такой парадоксальный подход срабатывает вновь из-за электроники, которая редко когда оставляет трио в полной тишине. Начинаешь четче подмечать фразировку каждого голоса (или это адаптируется слух после прослушивания такого массива музыки?), но вместе с тем и сами связки звуков становятся замысловатее, витиеватее. Заключительный концерт в Люксембурге — возможно, наиболее бодрый. Группа отошла от скрупулезного исследования звука, которым она занималась в середине тура, и под занавес предстает раскрепощенной, склонной к демонстрации открытой энергии.

Студийная версия того же материала — квартетная — имеет иной характер музыки, но не только и не столько за счет инструментария, сколько из-за отсутствия концертной атмосферы. Это не та музыка, которая отвечает на реакцию зрителя. Подсознание музыкантов работает иначе, и на этих записях мы получаем возможность услышать «лабораторные» исполнения композиций Брэкстона. В этой версии синусы не только многослойные и гудящие. Иногда они «стреляют» звуками, словно позаимствованными из саундтреков к научной фантастике. Поначалу этот новый элемент воспринимается прямо-таки инородным, но позже идея Брэкстона проявляется отчетливее. Дело в том, что студийный состав играет намного серьезнее, чем концертное трио, и именно эти неловкие электронные фразы не дают музыке уйти в совсем уж заумное повествование. На мысль о том, что Брэкстон заботился о «нескучности» материала, наводят две версии, сыгранные покороче и поактивнее прочих — они расположены посередине, на втором и третьем дисках. Отмечу, что не только исполнение стало серьезнее, но и сам саунд прибавил в массе: у Брэкстона и Феи иногда оказываются низкие саксофоны (бас и контрабас), что вкупе с двумя контрабасами заставляет музыку буквально бурлить. Кстати, за добавкой можно обратиться к еще одному новому бокс-сету Брэкстона, «коротенькому» четырехдисковому «Sax QT (Lorraine) 2022», вышедшему на итальянском лейбле I Dischi di Angelica. На нем играет саксофонный квартет, и у него тоже выходит небезынтересное прочтение уже знакомого концепта.

Очевидно, что продраться сквозь огромное количество нового материала будет под силу лишь самому дотошному слушателю. Зато он будет вознагражден возможностью проследить изменения в игре музыкантов на протяжении нескольких исполнений. На самом деле это важный момент, ведь лишь немногие импровизаторы могут себе позволить издать подобные работы. В том числе потому, что вместе с хорошими моментами на сцене и в студии случаются и неудачные, которые никто не хотел бы демонстрировать публике в виде изданного документа. Брэкстон же давно не обращает внимание на детали игры и мыслит более крупными формами. Пусть что-то здесь не так, как должно было бы быть, но если пьеса целиком срабатывает, то вопросов не возникнет. Так и получается при прослушивании бокса: музыка звучит и меняется, а ты отвлекаешься или концентрируешь внимание, подмечая те или иные детали, в очередной раз удивляясь, как Брэкстону удается создавать актуальную музыку — да еще и в таких количествах.


Об авторе

Илья Белоруков

Импровизатор, композитор, звукорежиссёр, один из владельцев лейбла Intonema, рецензент. Автор Telegram-канала Musicworm. Музыка на Bandcamp: Ilia Belorukov.

Добавить комментарий

Jazzist в соцсетях

Архивы

Свежие комментарии