Yuriy Yaremchuk, Ivan Bursov «Six States of Four Wooden» (Extra Notes, 2024) | Джазист | Рецензии

Yuriy Yaremchuk,
Ivan Bursov
«Six States of Four Wooden»
(Extra Notes, 2024)

«Six States of Four Wooden» — новый альбом Юрия Яремчука и Ивана Бурсова. Яремчук — одна из ключевых фигур позднесоветской импровизационной музыки, Бурсов — молодой московский саксофонист, участник группы «Бром». Альбом вышел на лейбле Extra Note, созданном известным питерским гитаристом-импровизатором Виталием Овчинниковым.

Название альбома переводится на русский язык не слишком грациозно: «Шесть состояний четырех деревянных». Речь здесь идет о том, что музыканты играют на четырех видах деревянных духовых: Яремчук на бас-кларнете и сопрано-саксофоне, Бурсов — на кларнете и тенор-саксофоне. Физические аллюзии неслучайны: музыкальная материя на этом альбоме как будто пребывает в разных состояниях, проходя через цепь метаморфоз. Различные тембры и типы фактуры то текут, то сопротивляются взаимному воздействию, то устремляются куда-то вверх, рассеиваясь подобно газу. Иногда взаимодействие между инструментами практически минимально, музыкальное вещество входит в состояние сверхтекучести, сопротивление отсутствует. Иногда же голоса сливаются, пульсации наслаиваются друг на друга. По сути, форма на протяжении всего альбома создается подобным расхождением — то рассинхронизацией, то слиянием.

Состав дуэта очень интересен. Один из ведущих представителей неакадемической импровизационной и джазовой музыки, мультиинструменталист Юрий Яремчук со свойственной ему ясностью фразировки, чистотой, концентрированностью, даже рациональностью в импровизации — и экспрессивный, энергичный Иван Бурсов, который отлично выстраивает баланс между фри-джазовой экзальтацией и сдержанностью, мелодичной сосредоточенностью. Это не то чтобы столкновение льда и пламени, хотя от такого дуэта ждешь определенной контрастности. Но результат, что не делает его хуже, вышел скорее органичным, чем контрастным: дуэт играет цельно, музыка большую часть времени подобна сонаправленным векторам, участники поддерживают друг друга даже тогда, когда один будто бы отвлекается от темы или рассказывает внезапную «байку». Трудно разобрать, когда играет Яремчук, а когда Бурсов.

Охарактеризовать жанр альбома тоже не так просто. Это спонтанная импровизация, но здесь достаточно тихих мест с небольшой концентрацией звуков на единицу времени, где используются необычные способы игры на инструментах (звуки клапанов, мультифоники); вспоминаются лоуэркейс и редукционизм. С другой стороны, иногда музыканты звучат концентрированно, чуть ли не яростно, оставаясь при этом мелодичными и даже романтичными, что вызывает ассоциации с классическим фри-джазом. Яремчук и Бурсов играют индивидуализированную музыку, музыку с собственным силуэтом, очертания которой нарушают границы жанров.

Музыканты великолепно чувствуют и реализуют возможности всех четырех деревянных духовых. Саксофоны звучат то звонко и опьяняюще экстатично, то задумчиво и приглушенно. Кларнет и бас-кларнет добавляют музыке иногда холода и отстраненности, а иногда пронзительности. «Шесть состояний» — это скорее шесть насыщенных процессов, в которых музыкальная материя проходит цепь трансформаций.

Возьмем, к примеру, «State, первый трек альбома. Открывается он россыпью перкуссионных звуков, которые гоняются друг за другом, словно электроакустический канон, но затем трек становится всё более мелодичным. Инструменты вступают в диалог, эмоциональная интенсивность которого нарастает: от вопросительности музыка переходит к возгласам, то недоумевающим, то агрессивным. Ткань становится ритмичнее до тех пор, пока ритмы не обрушиваются в музыкальные водовороты; голоса устремляются друг за другом, будто бегают по поверхности сферы, связанные цепью. А ведь всё это происходит только в первые минуты 16-минутного трека!

В каждой пьесе есть своя особенность. Скажем, «State 2» начинается как задумчивая ноктюрнальная мелодия, прохладная музыка, температура которой повышается и повышается, а затем музыка медленно вскипает, как разогретое масло; протяжные мелодии сменяются внезапные восклицаниями, ритм то ускоряется, то замедляется. «State 3» — гораздо более нетерпеливая и нервная импровизация, где чувствуется напряжение согнутого металлического прута, готового в любой момент высвободить свою энергию. Несмотря на насыщенную драматику звука в каждой композиции, для каждого из состояний саксофонно-кларнетового «вещества» можно подобрать какой-то образ.

Впрочем, от музыки, названной «состояниями», ожидаешь большей минималистичности и концентрации на бледных и неподвижных музыкальных контурах, некоторой статичной образности. Музыка же Бурсова и Яремчука оказывается шестью богатыми, остросюжетными историями, полными неожиданных поворотов и ярких персонажей, что, конечно, ни в коем случае не делает ее хуже. Следить за трансформациями звука интересно даже в те моменты, когда интенсивность перемен несколько утомляет и хочется спрятаться в статичную консонантность. Но это не столько недостаток альбома, сколько его особенность. Он требует подготовленности и выносливости — слушателю придется догонять музыкальных атлетов Ивана Бурсова и Юрия Яремчука.


Слушать на Bandcamp

Об авторе

Юрий Виноградов

Музыкант-импровизатор, саунд-продюсер и историк философии. Ведет Telegram-канал «Механика звука». Музыка на Bandcamp: Yuri Vinogradov.

Добавить комментарий

Jazzist в соцсетях

Архивы

Свежие комментарии