Funkwrench Blues «Soundtrack for a Film Without Pictures» (Need to Know, 2023) | Джазист | Рецензии

Funkwrench Blues
«Soundtrack for a Film Without Pictures»
(Need to Know, 2023)

Басист, композитор и продюсер Фрэнк Сворт — старожил американской музыкальной сцены, за сорок с лишним лет карьеры успевший попробовать себя в самых разных направлениях. «Soundtrack for a Film Without Pictures» — его дебютный сольный альбом и настоящая джазовая одиссея, в которую он отправляется, прихватив с собой удивительную команду.

Сворт начинал еще в 80-х. Широту его интересов можно проиллюстрировать списком музыкантов, с которыми он работал: в нем рокеры Pixies и Morphine, джазовая вокалистка Нора Джонс, кантри и фолк-звезды Джон Хайатт и Бадди Миллер и многие другие. Словом, Сворт умеет находить свое место почти в любой музыке, а общий язык — почти с любым музыкантом. Наверное, из этой его страсти к сочетанию несочетаемого и вырос проект Funkwrench Blues, который он развивает в последние годы вместе с продюсером Брайаном Бринкерхоффом. Сворт зовет в студию людей с самым разным бэкграундом. Из мира джаза, например, к нему на огонек заходили гитарист Майк Стерн, пианист Джон Медески, саксофонисты Гэри Бартц и Идрис Акамур, тромбонист Фред Уэсли. Успел у него побывать до своей недавней смерти и блюзовый талант Лаки Питерсон. В итоге было записано полторы сотни (!) синглов — джаз, блюз, кантри, рок (большую часть из них можно найти на странице Funkwrench Blues на Bandcamp или других цифровых музыкальных платформах).

Следующим шагом было создание полноценного альбома «безрассудного модального джаза», в который вошли некоторые из ранее сделанных синглов, а также новые композиции, записанные во время пандемии. В этот момент многие из джазовых легенд сидели по домам, скучали и оказались неожиданно доступны для совместного творчества. Сворт не стеснялся обращаться напрямую к своим кумирам, находя их контакты через общих знакомых или просто внаглую через соцсети. Такая тактика сработала: Сворт не просто затащил к себе на альбом звезд мирового уровня, но и умудрился сочинить настолько драйвовый материал, что в конечном итоге альбом попал в лонг-лист премии «Грэмми» сразу в трех категориях (лучший альтернативный джазовый альбом, лучшее джазовое исполнение, лучшая инструментальная композиция).

Можно с уверенностью сказать, что запись придется по душе тем, кто ловит свой джазовый кайф от «электрических» альбомов Майлза Дэвиса или фанковых записей Херби Хэнкока с The Headhunters. Собственно, это понятно от одного только взгляда на список приглашенных гостей: создатели емко описывают их как «три соратника Майлза Дэвиса, афрофутурист и охотник за головами». «Апостолы» Дэвиса на альбоме — это саксофонисты Гэри Бартц, Дэйв Либман и Билл Эванс, «афрофутурист» — это дед-визионер Идрис Акамур, а «охотник за головами» — барабанщик The Headhunters Майк Кларк. Но на самом деле cписок знаменитостей этими именами не исчерпывается, поскольку всего в записи приняли участие почти три десятка музыкантов.

Изначально уже готовые и записанные композиции не имели названия, но Сворт, который, по собственному признанию, всегда воспринимал музыку «кинематографически», решил придать альбому концептуальную форму. В этом Сворту помогли идеи американского писателя и антрополога Джозефа Кэмпбелла, изложенные в его известном труде «Мономиф/Путешествие героя». Названия композиций альбома — это название стадий, которые в теории Кэмпбелла на своем пути проходит архетипический герой древности в поисках способа улучшить мир: «расставание», «отрицание», «награда», «возвращение» и так далее. Вымышленный фильм, существующий в голове создателя альбома, имеет общий для всех времен и народов сюжет. Осирис, Будда, Прометей, Христос, Мухаммед, Люк Скайуокер — эта вечная история искателей истины понятна любому и не утратила актуальности и в наше время. В большой степени она применима и к желанию самого Сворта попробовать себя в совершенно новой для себя музыкальной области, отправиться в эдакое античное приключение и превратиться в символического «Улисса на фри-джазе». Лучше всего сюжет описывает сам Сворт: «Герой, ведущий непримечательное существование, призван пережить приключение, которое изменит всю его жизнь, победить в важнейшем сражении, чтобы в конце вернуться и рассказать о том, что он узнал».

Альбом открывается бодрым фанком «The Life» — оптимистичным, но не предвещающим ничего экстраординарного. Здесь звучит флейта в исполнении Дэвида Роббинса и жесткие барабаны Томаса Приджена, раньше игравшего в прог-роковой команде The Mars Volta. Саспенс постепенно нарастает на «The Call», украшенной мистическим саксофоном Гэри Бартца и ударными в исполнении Деррека Филлипса, еще одного выдающегося барабанщика. Нотки мистицизма получают развитие на следующем номере «The Refusal», чему, конечно, способствуют индийский ситар в руках Эвана Хэтфилда и виолончель Кристофера Хоффмана, а за барабанной установкой оказывается еще один фанковый мастодонт — немец Макс Вайссенфельд (The Poets of Rhythm и другие).

Следующей важной вехой на пути лирического героя оказывается «The Crossing» — отменный фьюжн-номер, украшенный вибрафоном Уоррена Вулфа и виртуозными барабанами Скотта Амендолы. На «The Test» музыканты испытывают слушателя экстравагантным и бравурным свингом. Они вышагивают по улице пьяным духовым оркестром и попутно забегают во встречные бары пропустить очередную рюмку — и в эти моменты на смену развеселому маршу и нестройно гудящим трубам приходит нуарово хрипящий саксофон. На трехминутном «The Approach» солирует Билл Эванс, еще один ветеран, успевший поиграть с Майлзом Дэвисом (не путать с его полным тезкой пианистом Биллом Эвансом, который также работал с Майлзом). На «The Ordeal» звучит саксофон Идриса Акамура, благодаря которому композиция максимально приближается к спиричуэл-джазу (кстати, Франк Сворт выступил сопродюсером нового альбома Акамура и The Pyramids, о котором мы писали недавно). Особенно хороша цитата из вечного стандарта «Afro Blue» Монго Сантамарии в финале композиции.

Одним из самых красивых и лирических моментов альбома стала пьеса «The Reward», где на первом плане оказываются клавишные Джона Дедерика и виолончель Май Блумфилд. «Возвращение» героя описывает «The Road Back» с кричащим диссонансом флейт и прог-роковой ритм-секцией, помноженные на электрогитару Сворта и сопрано-саксофон Дейва Либмана. Флейты и струнные также играют главную роль в «The Ressurection» — медленном психоделическом фанке, отсылающем одновременно к музыке Funkadeliс образца «Maggot Brain» и дымной трип-хоповой сэмпладелике раннего DJ Krush. Соавтором этой композиции стал уже упомянутый Дэвид Роббинс, флейтист и саксофонист, с которым Сворт играл еще в Junk/Post Junk Trio. А на барабанах здесь — тот самый Майк Кларк из The Headhunters. На «The Return» слушателя ожидает довольно безумный заход на территорию кантри и блюза, а финальный трек «Credits» вообще готовит сюрприз в виде кислотного даба, перетекающего в трудно поддающуюся геолокации экспедицию куда-то совсем в неизведанное.

Саундтрек к несуществующему фильму давно превратился в современной музыке в отдельный жанр, в котором пробуют себя представители самых разных сцен. «Soundtrack for a Film Without Pictures» — из удачных экспериментов в этой области. Кинематографичность этой музыки очевидна, а стилистически она настолько разнообразна, что не дает заскучать ни на минуту. Автор придумал странный гибрид электрического блюза, грязного фанка, гаражного рока, откровенного гранжа, этники и, конечно, фри-джаза, который преобладает над всем остальным. Все это вполне тянет на фирменный стиль, и, похоже, для Фрэнка Сварта и Funkwrench Blues путешествие только начинается.



Слушать на Spotify | YouTube | Bandcamp

Об авторе

Илья Рассказов

Музыкальный журналист, диджей и радиоведущий, основатель проекта Headz.FM. Автор Telegram-канала Headz.FM.

Добавить комментарий

Jazzist в соцсетях

Архивы

Свежие комментарии